понедельник, 14 января 2013 г.

В чём загадка Стамбула?


Я был несказанно рад внезапно зародившейся в Афинах идее посетить Стамбул. В этом крылось что-то необычное, интригующее. Изрядно поколесив в течение года по Европе, я чувствовал перенасыщение типичностью, однообразием. Афины же вдохнули в мою жизнь новые краски, открыли дверь в совершенно незнакомую культуру, дали возможность быть внимательным наблюдателем со стороны, а иногда и непосредственным участником происходящего вокруг. Афины посадили во мне росток неквалифицированного антрополога, испытывающего неподдельную и вызывающую зависимость страсть к свидетельствованию повседневной жизни. Посему вдохновленному и волнительному мне не терпелось открыть Стамбул. Хотя бы только потому, что в моем воображении он представлялся радикально другим, разным. Мои предположения основывались на чистой фантазии: за всю свою жизнь я не встречал ни одного графического или описательного изображения Стамбула. И это лишь подогревало мой интерес. Кроме того, многие восторженно отзывались об этом городе.

 

Встретил он нас, нужно сказать, то ли по-декабрьски, то ли просто неохотно. С необъятного автобусного вокзала по утренним пробкам (хотя догадываюсь всё же, что в Стамбуле они круглосуточные)  нас доставили на площадь Таксим, что находится в европейской части города, откуда лютый ветер с проливным дождем подхватили и понесли нас в направлении хостела, который, благо, находился неподалёку. Оный, как это обычно бывает с самыми дешевыми из них, оказался исключительно молодежным притоном, полным оголтелых студентов, анархо-туристов и прочего сброда. Через эти непроходимые джунгли совершенно необходимо пробраться к кухне. Там — аппарат для поддержания жизни: чайданлык, в котором без конца и ограничений циркулирует турецкий чай. Последний воплощает в себе символ турецкой вечности и, несомненно, переживет даже конец света, если таковой когда-нибудь всё-таки изволит случиться.  Там же, на кухне, по утрам сервируют скромный турецкий завтрак: хлеб, нарезанные помидоры и огурцы, оливки, брынза и, конечно же, чай.


После двух утомительных ночей в дороге на серьезную ознакомительную программу сил не нашлось, и мы вяло выплыли на пешеходную Истиклал авеню, одну из самых известных улиц в Стамбуле. Пока мои друзья высматривали место для утреннего кофе, я голодно рыскал глазами по сторонам в поисках съестного. Меня было не остановить, потому что я точно знал, что ищу, ведь Турция — замечательная страна, родина и обитель кебабов. Самый настоящий Кебабовый Рай. На самом деле вся эта антропология и прочий эмпирический обсервационизм — наглая ложь. Единственной причиной, по которой я приехал в Стамбул, была турецкая кухня, и всё, чего я по-настоящему хотел, так это съедать не менее трёх кебабов в день. Впоследствии я был горько раздосадован, когда понял, что даже в Стамбуле действительно хороший кебаб на дороге не валяется — его ещё нужно найти. Друзья-европейцы то ли дразнили, то ли вдохновляли меня на новые путешествия: «Знаешь, где ты можешь найти лучший кебаб? У нас, в Швейцарии!» В этом не приходилось сомневаться: кебаб —механизм глобализации, культурной дипломатии и «мягкой» силы в одном лице. И с этим нужно считаться.


Проливной дождь так и не дал нам разгуляться. К вечеру мы забрели на рыбный рынок у Галатского моста, где отужинали свежей жареной рыбой. Просто, дешево и очень вкусно. А позже  отправились пить чай и курить кальян.


Хорошенько отоспавшись, мы отправились на осмотр достопримечательностей в старом городе. Под оными в большинстве подразумеваются дворец Топкапи, Собор Святой Софии, Голубая мечеть и Гранд базар. Вот тут уж моему разочарованию не было конца! Вернее сказать, меня осенило: я понял, что Стамбул совершенно не об этом. Не об очередных «акрополях» и «эйфелевых башнях», переполненных туристами. Он о чём-то другом, приземлённом. О жизни. О жизни простых людей, возможно. Как, впрочем, и любой другой город. Вопрос лишь в том, насколько ты сможешь окунуться эту жизнь в ближайшие несколько дней.


Топкапи оказался полным недоразумением и выброшенными на ветер деньгами (как и в Соборе Святой Софии, вход стоит 25 турецких лир, что составляет около €10) . Что можно увидеть внутри? Скудную экспозицию и несколько  комнат, которые друг от друга толком и не отличаются. За посещение гарема с вас спросят дополнительную плату. За Собор ручаться не могу, ибо пропустил в расстройстве после посещения дворца (так сказать, «заряжать в автомат» еще одну десятку не рискнул). Голубую мечеть можно посетить бесплатно, как, естественно, и базар. Последний — сущий туристический аттракцион с безделушками, поделками (и подделками), коврами, одеждой, ювелирными изделиями и многим другим. Ничего по-настоящему интересного в нем я не нашел. Забавы лишь только ради можно проверить себя в умении торговаться. Категорически рекомендую, однако, зайти на Рынок пряностей, где также продают всевозможные сладости. Вот уж они, поверьте, — райское наслаждение. Обязательно купите себе мешочек. Ну, или хотя бы попробуйте.


На следующий же день было решено переправиться на пароме в азиатскую часть Стамбула, где были запланированы посещение хаммама и футбольного матча национальной лиги. Хаммам «Çinli» в Ускюдаре, который нам порекомендовали  как бюджетный, оказалось не так-то просто найти даже с картой, а спрашивать у местных жителей было и вовсе бесполезно, поскольку турки с английским не дружат вообще. Настолько радикально, что отказываются даже кивать в ответ и претворяются, будто не знают самые известные английские слова: «yes» и «no». После почти двухчасовых блужданий мы все-таки нашли «наш» хаммам и, не обращая внимания на вывески, как ни в чем не бывало ринулись внутрь, а там… кто бы мог подумать, полный зал голых женщин! Поднялся дикий ор. Наверняка турчанки, разгуливая в чем мать родила, и представить не могли, что через минуту в их женскую баньку ворвутся туристы с фотоаппаратами. «Предупреждать вообще-то надо!» — заметил я, и мы пулей выскочили на улицу. И вовсе ничего, что над входной дверью висела надпись: «women’s hamam». Да и кто ж знал, что турки не желают отделять дверьми места, где люди ходят нагишом и принимают ванну? Мы тут же исправились и вошли в мужской хаммам. Было, конечно, немножко неловко от того, что мы были единственные туристы-незнайки, но процедуру от начала и до конца прошли с большим удовольствием. Отмыли нас как надо. Правильно говорят, что в хаммаме с вас смоют грязь, о существовании которой вы и предположить не могли. И действительно, чувствуешь себя заново рожденным. 


На футбол мы, к сожалению, не попали. Местные дерби оказались очень популярны. Взять дешевые билеты за воротами непосредственно перед матчем не прокатит, поэтому нужно об этом думать заранее. В кассах нас отфутболили, и мы, убедившись в том, что выторговать у перекупщиков билеты по нормальной цене не удастся, отправились восвояси. 


В целом, нельзя сказать, что с первого взгляда азиатский Стамбул оставил особое впечатление. Он более консервативный и менее туристический. Разительных отличий от европейской части города, пожалуй, я не нашел. 


В день отъезда вновь разразился ливень, и мы отказались от идеи плыть на Принцевы острова. Мы посетили Новую мечеть, зашли на Египетский базар (Рынок пряностей), перекусили по дороге  вкуснейшим пловом с курицей и нутом (уличные продавцы с лотками встречаются на улицах Стамбула очень часто) и отправились согреваться чаем в ожидании автобуса.


Наш визит в Стамбул подходил к концу, а я находился в глубоком смятении. Я абсолютно не понял этот город. Он совершенно мне не открылся за эти четыре дня, что откровенно меня расстраивало. Особенно после яркого афинского опыта. Как и Афины, такой же с виду эстетически некрасивый, но совершенно другой, Стамбул восстал предо мной в серости и мраке. Возможно, это всего лишь погода. Как бы то ни было, я действительно нашел себя в состоянии неразберихи. Какие они, турки? Как и чем живет стамбульское общество? Как отличить Азию от Европы? Где заканчивается религия и начинается светскость? Наверное, чтобы ответить на эти и другие вопросы, нужно задержаться в Стамбуле подольше.





Комментариев нет:

Отправить комментарий